Kölsch

Рейнский напев

Когда преподаватель и писатель Армин Фоксиус учился в школе, к кёльнскому диалекту относились как к чему-то дьявольскому, и старались любыми способами его изгнать. Школа выступала как яростная защитница немецкого литературного языка. Даже просто разговаривать по-кёльнски было запрещено.

На улице кёльнский, в классе стандартный немецкий – до недавнего времени всё было именно так. Сегодня звуки кёльнского диалекта не только позволены, но даже приветствуются, например,  в школе Урсулы Кур. Армин Фоксиус уже 20 лет ведёт в ней факультативные занятия по кёльшу.

Когда житель Рейнской области говорит, кажется, что он поет. То есть ученики в первую очередь должны научиться петь. «Ochnä.» Армин Фоксиус поднимает голос до фальцета для och, затем опускает его, чтобы произнести nä в горле. Фальцет, горло. Фальцет, горло. Фоксиус поёт, дети пытаются за ним повторять. Некоторые говорят почти идеально. Но часть детей начинает с нуля, и для них кёльнский кажется таким же трудным, как какой-нибудь иностранный язык.


Так звучит кёльш

Фолькер Грёбе из занимающейся распространением кёльнского диалекта организации «Akademie för uns kölsche Sproch» (Академия для нашего кёльнского языка) также считает его очень сложным. И всё же ему не очень нравится, что многие люди говорят на помеси литературного немецкого языка и кёльша. Фолькер также один раз в неделю даёт уроки для взрослых.

«Вряд ли в каком-либо ещё языке можно найти так много гласных звуков, как в кёльнском», — объясняет он. В стандартном немецком o может быть либо открытым и кратким, либо закрытым и долгим. Кёльнский выглядит гораздо более сложным, так как в нём ещё существует открытый длинный и закрытый короткий o. А в слове Jold житель Кёльна начнёт говорить o, но завернёт его так, что получится u«Рейнский напев», — смеется Грёбе и переходит к грамматике.

Спряжения в кёльнском

Быстрый обзор немецкого языкаIchkommedukommsterkommtи так далее. «Иностранцы стонут, когда проходят спряжения в немецком языке», — говорит Грёбе. «Но им просто надо попробовать учить кёльш». Тогда они поймут, что такое сложно. В этом диалекте спряжение выглядит такIch kumme,do küsshä küttmir kummeehr kuttse kumme.

При склонении житель Кельна немного облегчает себе задачу: Ob dä Möppdä Jupp или dä JuppdäMöpp arch fies jähät – любит ли собака Юппа или Юпп собаку в качестве корма – для жителя Кельна это одно и то же. Винительный падеж тоже не нужен. Родительный падеж просто передаётся с помощью дательного. То есть, вместо Jupps Hund ist verrückt (собака Юппа сошла с ума), говорится следующее: dämJ upp singe Möpp es jeckdem Jupp sein Hund ist verrücktFäadich! Готово.


Непосредственно с диалектом

Фоксиус не хочет, чтобы его ученики на первом этапе зубрили грамматику. Сначала они должны почувствовать себя уверенно при разговоре на кёльнском диалекте. Тогда рядом с его учениками также и другие будут себя чувствовать уверенно. Так как тот, кто говорит по-кёльнскиhäet Hätz op der Zung. Это значит: На кёльнском языке человек говорит то, что он думает, честно и прямо.